?

Log in

No account? Create an account

Официальный блог Дмитрия Никулочкина

nikulochkin.livejournal.com

Previous Entry Share Next Entry
Знаменитый краевед (3-я часть)
Дмитрий Никулочкин
nikulochkin

Окончание. Начало в 1-й и во 2-й частях.


ПАМЯТЬ

После смерти Подосинкина его семья уехала из Ишимбая. К сожалению, трое детей краеведа также преждевременно покинули этот мир, больше нет на свете и его супруги. Из ныне живущих остался сын Евгений, который с горечью вспоминает о своём отце, рассматривая пожелтевшие фотографии, где Борис Николаевич ещё живой… С большим уважением отзываются о Подосинкине многие ишимбайцы, особенно его верные ученики, которым он стремился передать свои знания. Его часто вспоминают в моей семье — он был племянником прабабушки Агафьи Гавриловны Никулочкиной (Подосинкиной), а дедушка, Дмитрий Степанович Никулочкин, поддерживал тёплые отношения со своим двоюродным братом. В неспокойных 1930—1940-х годах они покинули Оренбуржье, и Ишимбай сплотил многих родных. Моя бабушка, Зоя Фёдоровна Никулочкина, запомнила актёрские способности краеведа: «В конце 1940-х годов коллектив учителей школы № 5 ставил пьесу А.Н. Островского „Без вины виноватые“, в которой участвовал Б.Н. Подосинкин. Он играл, по-моему, Григория Незнамова. Я до сих пор вспоминаю, насколько естественно, на мой взгляд, он исполнил эту роль, словно профессиональный артист». Моя мама, Вера Дмитриевна Никулочкина, успела немного поучиться у него: «Когда человек перестаёт существовать физически, о нём живут воспоминания. Запомнила уроки географии, на которых Борис Николаевич спокойно, не повышая голос и сидя за кафедрой, интересно объяснял темы, обязательно используя карту».

До последних своих дней помнил Подосинкина его лучший друг — Иван Сергеевич Игнатьев, ветеран ишимбайской нефти. Они познакомились ещё в 1950-х годах, когда оба работали на нефтепромысле. В 2003 году в память о своём рано ушедшем товарище он написал очерк «Слово о друге»: «Борис Николаевич принадлежит к поколению, встретившему своё совершеннолетие в окопах Великой Отечественной войны, о которой он не любил вспоминать — был контужен, что постоянно угнетало его. <…> У него были разносторонние интересы во многих областях жизни и отсутствие дилетантства. За что он брался, делал со вкусом. Чувство прекрасного выражалось во многих его делах. <…> Присутствие его за праздничным столом делало атмосферу комфортной. Он прекрасно пел под гитару, играл на баяне, пианино. <…> До сих пор, когда вспоминаю о нём, передо мной: среднего роста, с пышной русой шевелюрой; со вкусом подобранные очки, ладно сшитый костюм, начищенные до блеска ботинки и очаровательная улыбка».

Б.Н. Подосинкин и И.С. Игнатьев
Б.Н. Подосинкин (справа) со своим другом И.С. Игнатьевым (август 1964 г.)

Однако предали память те, кто уничтожил детище Бориса Николаевича — краеведческий музей, экспонаты которого уже давно исчезли в неизвестном направлении. Очень жаль, что в школе не нашлось человека, который продолжил бы дело знаменитого исследователя и сохранил бы его бесценные находки. Поговаривают, что один из последних директоров, много лет руководивший учебным заведением, сжёг ценные архивные данные, собранные Подосинкиным. Как говорится, ломать — не строить… Как знать, может, найдётся ещё энтузиаст, способный возродить музей и пойти по стопам Бориса Николаевича?

Вообще, не передать словами, как жаль этого ярчайшего человека… Сам вспоминаю, когда узнал о трагической судьбе Подосинкина. Мне, ещё будучи ребёнком, мама показала его могилу, начав рассказ со словами: «Здесь похоронен мой дядя…» И сегодня это захоронение найти несложно: по-прежнему установлен скромный железный памятник с книгой и звездой, но фотография заметно потускнела от времени. Долгие годы на нём не было ни фамилии, ни дат жизни учителя. Думаю, все согласятся, что легендарный краевед заслужил и более лучшего оформления своего последнего приюта. Подосинкина с нами нет почти полвека, но, несмотря ни на что, он навсегда останется в нашей памяти.

УЧЕНИКИ ОБ УЧИТЕЛЕ

Светлана Николаевна Сарапулова (Титова), выпускница школы № 5 1967 г.:

В сентябре 1961 года к нам в 5-й «Б» класс, где я училась, классным руководителем пришёл Борис Николаевич Подосинкин, учитель географии и рисования. Мы были рады этому: во-первых, мужчина — красивый, умный, спокойный, интеллигентный. Впоследствии все наши одноклассники старались подражать ему. Он никогда не повышал голос, ходил всегда с указкой, прекрасно знал свой предмет — географию, отлично рисовал, чему и нас учил, хорошо играл на баяне и фортепиано, на слух подбирал песни. Удивительный, всесторонне развитый человек. На своих уроках Борис Николаевич учил нас «путешествовать» по свету, переходя от карты к глобусу и обратно, вместе мы обсуждали и прокладывали маршрут предстоящего туристического похода, к которому мы готовились задолго до летних каникул: копили деньги, экономя на пирожках, покупали снаряжение. Не все могли попасть в туротряд. Непременным условием была успеваемость. Естественно, все ребята старались «подтянуться» в учёбе.

Пока Борис Николаевич был нашим классным, а это было четыре года, мы каждое лето ходили с ним в походы: по местам боевых сражений маршала В.К. Блюхера, пытались разгадать тайну осадков в виде градовых камней, посещали пещеры. Он учил нас ориентироваться на местности, варить на костре суп с тушёнкой, помогать и поддерживать своих товарищей. На каждом привале и в конце походного дня мы обязательно осматривали друг друга и стряхивали со своей одежды клещей. А их было ужас, как много. На мой взгляд, именно в походах познаются такие понятия как Дружба, Товарищество, Плечо друга. И неудивительно, что впоследствии в школе нас стали называть дружным, а ещё уникальным классом. Благодаря Борису Николаевичу.

Геннадий Николаевич Замесин, выпускник школы № 5 1968 г.:

— Борис Николаевич — это феномен, педагог с большой буквы. Мы его очень любили, просто обожали. В моей памяти он сохранился очень светлым и добрым, умным и гениальным педагогом. На его уроках чаще всего было не просто интересно, а захватывающе необъяснимо и увлекательно. Каждый урок географии превращался в путешествие в ту или иную страну… Его рассказ о любой части света был не просто интересен, а полностью раскрывал возможность каждому ученику как бы окунуться и вместе с ним побывать в этой стране, почувствовать колорит её жизни, даже ощутить запах пряностей восточных базаров… Он мог заинтересовать учеников любого характера, даже хулиганистые мальчики были тише воды — ниже травы, слушали с открытым ртом. Как это у него получалось — не могу объяснить. Телевизоры тогда были очень большой редкостью, поэтому, развивая наше воображение, он мог «посадить» нас в подводную лодку, представив её перьевой авторучкой, и «путешествовать» на морское дно. Стоя перед доской и показывая карту, не обращаясь ни к кому конкретно, говорил: «Мы на этой лодке с вами начинаем путешествовать в Южную Америку». Держит эту ручку, и наступает какое-то гипнотическое состояние у детей, которые рисуют в своём воображении именно то, что он рассказывает. Уроки рисования, были, пожалуй, чуть ли не единственными, на которых разрешалось разговаривать, высказывать свои мысли и участвовать в построении плана урока. Он не просто давал задание что-то нарисовать, а объяснял технику: с чего начинать и как строить рисунок, как правильно держать карандаш, как нужно его подтачивать. Например, почему именно так нужно изобразить цветок, даже рисование натуры не было исключением. Борис Николаевич сам очень хорошо рисовал, на высоком уровне писал масляные картины. Обычным мелом на доске мог нарисовать что-то неотразимое.

Огромную часть воспоминаний занимают летние походы, организованные Борисом Николаевичем. С ним могли пойти только ученики, имеющие положительные оценки и хорошее поведение. Обязательным условием было полное и неукоснительное выполнение всех требований старших, то есть Бориса Николаевича и чаще всего Павла Ивановича, учителя физкультуры, и кого-то из лаборанток или пионервожатых. Мы готовили сами пищу под чутким руководством Павла Ивановича, учились выживанию, разводили костёр, умели разжечь без спичек, поставить палатку, ещё и устраивали соревнования на время. Спальных мешков тогда не было, и мы делали себе спальники из соломы или сухой травы… По вечерам сидели у костра, пели песни, рассказывали всякие истории. А днём пешком проходили по 20 км, иногда и под дождём, и в слякоть… Но так было здорово и интересно! Никто не ныл, не стонал. В походах по пещерам края обязательно делали съёмку топографии с зарисовкой карт. Я увлёкся спелеологией именно после этих походов, просто заболел этим. Борис Николаевич рассказывал, что пещера — это не просто дырка в земле, а что в каждой из них есть определённый дух. Таким образом он заинтересовывал нас природой, не противоречил детскому мировоззрению.

Пожалуй, самым запоминающимся был поход за арметовскими камешками странной звёздчатой формы. На косогорье мы набрали их целую трёхлитровку, которую потом отправили в Академию наук для изучения. В ответ школе передали оборудование метеостанции с полным набором аппаратуры, в том числе два зеркальных телескопа для наблюдений за космосом. Их даже давали домой членам кружка. Передавая показания метеоприборов в Уфу, мы понимали, что участвуем в чём-то очень важном, значимом, старались не подвести. Мы также посещали ветеранов революционных походов В.К. Блюхера и записывали их истории. Они делились самыми сокровенными воспоминаниями, дарили свои артефакты — армейские книжки, награды, наградные листы, грамоты или расписку самого Блюхера, что вернут овцу после победы революции (видимо, для нужд отряда была конфискована). Кто-то даже отдал маузер в отличном состоянии, кто-то штык, кто-то ножи, кто-то немного ржавую винтовку-трёхлинейку, кто-то сапёрную лопату. С походов возвращались с большим багажом эмоций и новых знаний, исписанными листами с воспоминаниями ветеранов. Всё это стало основой созданного Борисом Николаевичем музея края, который каждый год пополнялся новыми экспонатами. Ветераны Великой Отечественной войны тоже передавали в дар музею свои награды, наградные книжки, письма с фронта. Хранился даже немецкий автомат «Шмайссер». Многие дети приносили старинные вещи быта: ступы, ручные мельнички, бубен шамана, какие-то бусы, конные упряжи с колокольчиками… Огромное спасибо руководству Ишимбайского НПЗ, начальнику установки комбинированного термического крекинга Д.С. Никулочкину. Они выделяли нам транспорт, консервы всякие — тушёнку, сгущёнку, макароны, конфеты. Жили мы небогато, но дружно, и уважали учителей за их знания и умение видеть в учениках личности, будущее своей страны. В то время звание учителя звучало гордо. Тогда руководство страны понимало, что будущее закладывается с детства, с детского сада, со школы, и ценили учителей.

Валентина Давидовна Эрбес, выпускница школы № 5 1969 г.:

— Борис Николаевич Подосинкин, мой учитель географии, был очень интересным человеком, очень интересно рассказывал. Он является для меня немного загадочной личностью и одновременно близок по духу и мировоззрению. Почему-то первые воспоминания о нём — не как об учителе географии, а об учителе рисования. Перед глазами шар и конус на столе, которые нам, пятиклассникам, на уроке учитель показывает, как на листе бумаги отразить свет и тень… Это был единственный мой рисунок, которым я могла гордиться при полном отсутствии художественного таланта. Географию он преподавал бесподобно, так увлекательно, что этот предмет воспринимался мной, как игра. Я очень любила «путешествовать» по карте, мечтать о дальних странах. И не я одна, мы с подружками-соседками частенько играли, загадывая города и ища их на карте. Борис Николаевич заразил нас походами. Мы с удовольствием, с рюкзаком за плечами, исследовали наш край, природа которого завораживала. Побывали на севере Башкирии, в деревне, знаменитой каменным дождём, были у Каповой пещеры. Жаль, она была тогда закрыта для посещения. Но в одной пещере мы всё же побывали, если не ошибаюсь, в Аскинской. И в последнем его походе я тоже была, но уже будучи вожатой. Он многому научил ребят, готовя их к туристскому слёту. Не помню, какое место мы на нём заняли, но точно уж не последнее.

Какой у него музей был! Я даже после окончания учёбы, когда как-то приезжала, заходила в школу и посещала его. Там можно было посмотреть окаменелости, которым были миллионы лет… Экспонаты собирали сами ребята, поэтому он был нам дорог и интересен. Детей он так увлекал, что они чуть ли не по чердакам лазили, искали старые вещи. Борис Николаевич научил меня с интересом и любопытством смотреть на мир, пытаться разобраться в законах природы и взаимодействия с ней человека, анализировать и делать выводы для себя. Я рада, что на моём жизненном пути оказался такой увлечённый человек. Борис Николаевич до сих пор для меня близок по духу и стремлениям.

Малик Талгатович Улумбеков, выпускник школы № 5 1969 г.:

— Борис Николаевич был замечательным человеком. Ни для кого не секрет, что он являлся очень хорошим преподавателем географии. Он подходил к каждому уроку, к каждому классу индивидуально, и всякий раз его приятно было слушать. Любил детей, был нестрогим учителем, но и требовательным. Говорил негромко, но слышно. В классе была тишина, и ученики привыкали к этому, а всё потому, что уроки были поставлены очень интересно. Он рассказывал и то, чего не было в учебниках, искал дополнительные материалы, и эти вопросы освещал ребятам. Объяснял очень внятно, корректно, что к чему, зачем, откуда. Благодаря ему у меня до сих пор остались хорошие познания по географии.

Он так любил краеведение… Вместе с учениками ходил в походы, исследовал различные местности, собирал экспонаты для школьного музея… Вечерами у костра такие истории хорошие рассказывал! Когда в районе Перегонного как-то прошёл бульдозер, Борис Николаевич собрал ребят и вместе с ними отправился туда. Он откуда-то знал, что в том месте в период Гражданской войны были вырыты окопы. Они нашли там штык, патроны, затвор. А ещё такие вещи раскопал за кладбищем — зуб и кусок бивня мамонта… Борис Николаевич был разносторонним человеком, очень любознательным. Хорошо играл на гитаре, что люди даже открывали рты, слушая его. Он многое сделал для нас, жаль, что его так рано не стало…

Дмитрий НИКУЛОЧКИН.
Фото из архива Ишимбайского историко-краеведческого музея.

Печатная версия опубликована в газете «Подметки+» г. Ишимбая в № 18 от 3 мая 2017 г. на стр. 2.
Полное или частичное использование материалов официального блога Дмитрия Никулочкина для публикаций в любом виде допускается только с личного разрешения автора.

______________________

Создание материала про известного ишимбайского краеведа Бориса Николаевича Подосинкина потребовало поистине погрузиться в краеведение, ведь пришлось по крупицам собирать информацию об этом человеке, которого нет уже почти 50 лет. Выражаю огромную благодарность руководителю Ишимбайского историко-краеведческого музея Владимиру Леонтьевичу Игнатьеву, руководителю Ишимбайского музея народного образования Фаузие Маннановне Аккуловой за предоставленные уникальные сведения о Б.Н. Подосинкине. Благодарю руководителя Ишимбайского архива Ладу Ивановну Занилову, директора школы № 5 г. Ишимбая Ришата Миннигалямовича Мухамадеева, учителя той же школы Галину Андреевну Мухамедьярову за помощь в поиске архивных данных о Борисе Николаевиче. Спасибо ученикам Бориса Николаевича — Геннадию Николаевичу Замесину, Светлане Николаевне Сарапуловой, Валентине Давидовне Эрбес, Малику Талгатовичу Улумбекову, Надежде Сергеевне Сычковой, Виктору Фёдоровичу Янкину за память о Борисе Николаевиче. Спасибо всем остальным, кто оказал поддержку в создании этого материала!